Гатов и Кудрявцев комментируют доклад о будущем СМИ

Ноя 19, 2013

futuremediaКак я уже писал, околокремлевский Фонд развития гражданского общества подготовил доклад о будущем СМИ в 2020 году. Полный текст доклада можно прочитать здесь. Два эксперта в области медиа, Василий Гатов и Демьян Кудрявцев, любезно согласились прокомментировать этот доклад для «Политкорректора».

 

Василий Гатов, руководитель Медиалаборатории РИА Новости:

182327_10151562301759689_480300472_n— Доклад достаточно хорошо отражает перспективу, потому что существующие экономические, социальные и поведенческие предпосылки довольно однозначно показывают, что в 10-15-летней перспективе существование бумажной прессы как массового бизнеса практически обречено. Тем более, прессы с высокой периодичностью выхода. Газеты как высокопериодичные печатные СМИ находятся под наибольшей угрозой, причем чем они больше, тем под большей угрозой они находятся. Газета, которая имеет локальное распространение, находится под меньшей системной угрозой, чем газета, которой нужно распространяться на большую территорию.

— То есть это вопрос не тиража, а географии распространения?

— Да, расходов, которые нужно нести для того, чтобы распространять физические копии.

— Местные газеты имеют больше шансов?

— У хорошо сделанных локальных газет в принципе нет никаких проблем. Они в рассматриваемой перспективе вполне смогут вести свой бизнес, если по ним не ударит какой-то технологический аспект, который тоже может догнать. У нас типографская инфраструктура несколько отличается от того, что нужно в мире локальных, маленьких, считающих копейки газет.

— Из-за понижения спроса на типографские услуги со стороны крупных газет может вырасти цена печати для мелких?

— И они просто тогда решат, что они не печатаются. Условно говоря, вы можете себе позволить один рубль за копию, а вам скажут, что дешевле трех произвести не могут, потому что «Аргументы и факты» перестали заказывать миллион экземпляров. Либо вы найдете, где вас напечатают за рубль, либо не найдете и, скорее всего, перестанете существовать.

— Кажется ли вам похожей на правду идея докладчиков о том, что джинса легализуется?

— Я бы сказал так, что она, вообще говоря, уже давно легализована. Мне кажется, что они таким образом просто фиксируют сложившееся положение дел. Вопрос, насколько это будет устраивать участников профессионального сообщества. Если вы — хороший журналист, то, возможно, обнаружив вторую-третью-четвертую джинсу рядом со своей заметкой, которую вы достаточно долго делали, вы просто не захотите работать больше в этом издании.

— Джинса есть и сейчас, ее размещением занимаются целые агентства. Вы думаете, что с легализацией ее станет столько, что она озаботит медиапрофессионалов?

— Я думаю, что она уже заботит. Просто во многих случаях люди сейчас закрывают глаза на это. Но совершенно необязательно они будут продолжать это делать, когда это станет основной практикой. Посмотрите, что происходит в украинском Форбсе. Вполне можно представить себе ситуацию, при которой аналогичные вещи будут происходить и в российских изданиях. В большей степени это относится к журналам, а не к газетам, потому что в газетах эта практика за очень небольшим исключением давно существует. Я, на самом деле не вижу в этой истории чего-то такого принципиально опасного для рынка в целом. Главное, чтобы это не стало единственным способом коммуникации политических организаций или государства, которое просто любое упоминание о себе будет предпочитать оплачивать, чтобы быть уверенным, что там не сказано ничего лишнего. И оплачивать, например, отсутствие таких публикаций.

— А в целом о докладе что можно сказать?

— Мне интересно, с чего это вдруг политический фонд озаботился проблемой выживания средств массовой информации, которые не без помощи его руководителя низведены до того не очень хорошего состояния, в котором они сегодня находятся. Может быть, совсем деньги кончились, то есть, условно говоря, это такое прямое предложение лоббистских услуг издательскому сообществу — но тогда это поздновато. Если же это подлинная констатация фактов, то тогда это значит, что через Костина и его экспертов коммуницируется мысль о том, что деньги кончились, и те, кто в печатных СМИ сидел на госбюджете, должен готовиться к тому, что их больше не будут поддерживать.

 

Демьян Кудрявцев, экс-гендиректор издательского дома «Коммерсантъ»:

555994_10151517752559361_446642400_n— В этом докладе нет ничего, что могло бы быть неправдой, потому что все это откуда-то взято, и указаны источники. Там нет никакой самостоятельной мысли. Там нет ни рекомендаций, ни найденной ранее невидимой закономерности. Там изложено то, что все и так знают. Ну, сгруппировано адекватным для непрофессионального, но заинтересованного читателя образом. Говорить о том, что там что-то может быть не так, не приходится.

В нем не предусмотрены никакие сюрпризы, которые на самом деле на рынке возникнуть могут. Там рассмотрено положение на вчера, положение на сегодня, построена взаимосвязь между этими состояниями, и на основе этой взаимосвязи очень осторожно предсказывается какой-то завтрашний вектор.

Там нет ни одной спорной точки. Но и интересной для профессионалов рынка точки там тоже нет ни одной. Я приведу пример.
Они говорят, что радио будет устойчивым в силу специфики его слушания — это происходит в машине, где ты не можешь читать и так далее, и так далее. Потребление аудиальной информации, единственно возможное в автомобиле, сохраняет для радио некоторые перспективы. В то же время из-за дробности эфира, скорее всего, финансово эти его перспективы будут средними — такими же как сегодня или с небольшим падением.

Но всё это исходит из того, что аудиоприемники в машине будут устроены приблизительно так же, как сегодня, даже если они будут технологически совершеннее. А если они будут устроены совсем иначе? Этот вопрос в докладе не разбирается вообще. Что, если приемники в машине перестанут принимать известные нам частоты? Что, если приемник начнет сразу ловить интернет, который будет раздаваться в воздухе без ограничений? И в этом интернете будет отсутствовать представление о радио как о нерегулируемом процессе стриминга, а станции будут собираться исходя из твоего поведения, из частотности прослушивания тобой и людьми, похожими на тебя с настройкой через профиль и социальные сети. Как в этой ситуации будет жить радиорынок? Будет ли он радио в прямом смысле?

Они этого не рассматривают, и это невозможно рассмотреть, этого не знает никто, но опасность такая, очевидно, существует. Или не опасность, а наоборот преимущество. Как будет устроена радиореклама, если радио будет собираться из элементов, например из плейлистов? Значит ли это, что реклама будет привязана к песне и будет от нее неотторжима? Рекламодатель будет давать рекламу к песне, а не на радиоканал, потому что никогда не известно, будет ли на этом радиоканале эта песня, зато известно, что если эта песня будет на другом радиоканале, то реклама пойдет с ней. Кому в этой ситуации он будет платить?

— И на чем будет зарабатывать радиостанция.

— И будет ли радиостанция. Нужна ли будет радиостанция, или это будет просто iTunes Radio, которое будет набирать треки в реальном времени. Разговорные станции — это отдельное. В них всегда останется джинса, реклама и так далее. И в докладе справедливо предсказывают рост разговорного радио. Но это рост относительно почти нуля, его очень мало. Всё-таки большинство всегда будет музыкальным. Как будет устроена реклама на музыкальных станциях и как будут устроены сами эти станции, нужны ли они будут? Почему бы им не вымереть, как аудиодискам?

Представь себе, что в приемник просто вставляется сим-карта для 3G или LTE, она же является твоим идентификатором, и ты просто через интернет получаешь свою iTunes- или Shazam-подписку и слушаешь ее. И всё, нету у тебя больше никакой музыкальной станции.

Они не рассматривают пограничные состояния традиционной прессы. Хотя, например, рассматривают веб-сайты, производимые большими газетами. Почему тогда не рассматривать радиостанции, производимые большими газетами? И если мы упоминаем пограничные состояния, то пограничных состояний ужасно много, и они, может быть, совершенно не так будут функционировать через семь лет, как нам это кажется сейчас.

Может быть, вообще откажутся от аудиоприемника в машине? Будет просто Bluetooth-конвертор, который все забирает у тебя с телефона. А в телефоне ты настраиваешь, что хочешь: хочешь — радиостанции, хочешь — потоки. Но ты выходишь из машины и продолжаешь с этим телефоном жить. И тогда надо говорить не о радио, а о аудиоинформации в мобильных девайсах, а машина — это просто твой громкоговоритель. Но почему это тогда не может быть громкоговоритель дома? Ты включил свой Shazam или iTunes дома, и он передает тебе музыку на твои колонки. Твоя радиостанция с тобой. Сегодня она вся ориентирована на то, что ты ее слушаешь в машине, а завтра она станет ориентирована на что-то другое. Только она перестанет быть радиостанцией. С другой стороны, кто-то же этот контент должен группировать, проводить редакционную работу. Даже сегодня в iTunes есть редакционная группа, которая пытается, исходя из анализа большого количества данных, составлять плейлисты. Она будет заниматься рекламой? Или они отдадут эти функции в регионы, в те страны, где редакции будут это делать — потому что плейлист французских песен должен составлять француз.

А о том, что касается понятных сегодня прогнозов о сегодня известных способах существования СМИ, они написали. И с этим нет никаких споров.

В комментариях очень хочется услышать мнения других медиапрофессионалов. Доклад можно прочитать по ссылке сверху или скачать одним pdf вот здесь (файл выложен с разрешения Фонда).

  • Stanislav Apetyan

    Демьян Кудрявцев, по всей видимости, дочитал доклад не до конца. Вот фрагмент из него:

    Анализируя миграционные потоки «домашних» радиослушателей, следует отметить, что зачастую аудитория меняет традиционное радио на его интернет-версию, будь то аналогичные традиционным по своему формату интернет-радиостанции или же их продвинутый вариант в виде «потоковых» сервисов, основанных на индивидуальных предпочтениях. В частности, в США приобрели широкую популярность сервисы Pandora и Spotify, в России их локальным аналогом является «Яндекс.Музыка».

    В этой ситуации американские радиовещатели инвестируют в создание собственных интернет-сервисов. Так, Clear Channel ранее запустил собственный аналог Pandora под названием iHeartRadio, который сочетает в себе доступ к входящим в холдинг радиостанциям с возможностью создания «индивидуальной» радиостанции, основанной на личных музыкальных предпочтениях.

    Пока еще проникновение потоковых музыкальных сервисов в автомобили сдерживается в России недостаточной пропускной способностью беспроводного мобильного интернета, однако с развитием сетей LTE и распространением на рынке автомобилей с поддержкой мобильных устройств, они смогут составить полноценную конкуренцию музыкальным радиостанциям. Об этом, в частности, свидетельствуют данные Pew Research по США, где выше скорость мобильной передачи данных и большее число автомобилей, поддерживающих трансляцию аудио с гаджетов. С 2010 по 2012 год процент пользователей мобильных устройств, прослушивавших с их помощью потоковое аудио через подключение к автомобильным стереосистемам, вырос с 6% до 17%.

    Наиболее вероятно, что в период до 2020 года этот показатель продолжит расти как в США, так и в России, однако маловероятно, что сможет охватить более половины автомобильных радиослушателей. Тем не менее, тревожным сигналом для радиостанций является появление на американском рынке автомобилей, в развлекательные системы которых предустановлено приложение Pandora. По оценке Pew Research, число таких моделей уже достигло 20 и продолжает расти.