Жажда идеологии

Ноя 25, 2013

1455097_10152062741357177_302412079_nЕсть смутное впечатление, что все последние шумные телодвижения (а хоть бы и Литературное собрание при Президенте РФ, на которое кто-то пошел, кто-то не пошел, кто-то с кем-то разругался, а кто-то кого-то поцеловал в десны) имеют нечто общее, связаны какой-то общей тоской.

Недавно в Госдуме заседала «межфракционная депутатская группа в защиту христианских ценностей». Депутат-Мизулина предложила внести в преамбулу Конституции пункт о православии как основе национальной и культурной самобытности России. Другие депутаты ее радостно поддержали. Оно, конечно, дело долгое, и Конституцию править — это не простым большинством закон проштамповывать, но прецедент понятный. Тем более, у нас и суды выводы Трулльского собора к рассмотрению в качестве доказательств принимают.

Ремарка в сторону, нет сил в себе держать. Мне кажется, есть единственный способ для условно именуемой либеральной общественности реагировать на применение норм VII и IV веков в светском суде нынешнего века. А именно — во всех публикациях и дискуссиях подсчитывать число православных в РФ согласно самым строгим нормам тех же времен. Не ходишь к причастию и исповеди — не православный. Не посещаешь церковь раз в неделю — не православный. Не знаешь «Отче наш», «Богородице дево радуйся» и Символ веры — не православный. Не соблюдаешь постов — не православный. Вот, например, краткий устав жизни православного христианина. Ну и исходя из этих 3-5% и вести все диалоги. (Еще бы кто, конечно, слушал ее, условно либеральную-то общественность).

Размышляет об изменении Конституции и Первый зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Алексей Александров. Ему не нравится запрет на государственную идеологию, установленный в статье 13. Надо бы его убрать, потому что

«при запрете государству проводить идеологию обществу угрожает хаос, оно может потерять такие ценности, как нравственность, законопослушание и тому подобное».

Автор статьи в «Новой» справедливо вспоминает шестую статью советской Конституции, а в сочетании с принятым на ура предложением Мизулиной конфигурация становится совсем примечательной.

Общую линию мимоходом подводит Александр Баунов на Слоне в статье про совсем другое, про евроинтеграцию Украины:

«Самооценка русских сейчас очень пессимистична, почти как накануне перестройки или в начале 90-х. И это не от бедности, а от того, что нет мечты: непонятно, куда идем. Собственно, никуда.
А ведь человеку нужно, чтоб было куда пойти».

Есть ли этот пессимизм у всех русских скопом — я не уверен, и вообще бы поостерегся говорить за весь народ без большого социсследования. Но кажется, что у власти есть чувство недостаточной его, народа, управляемости. Чувство, что надо бы приделать над обществом какую-нибудь удобную надстроечку с ручками, которые понятно как крутить: покрутил вправо — там образовалась мечта, к которой нужно пойти. С другой стороны, говорить за всю власть — тоже дело неблагодарное.

  • Сергей Матвеев

    США вполне себе «верит в бога» на уровне идеологии и ничего.

    • adworse

      Не «ничего», а «имеет удобную ручку, которую понятно как крутить».