О бедных газетах

Ноя 13, 2013

215952143_logo_baby_answer_3_xlargeТема будущего бумажной и электронной прессы получила продолжение. «Ведомости» публикуют статью, основанную на докладе Фонда развития гражданского общества (на сайте Фонда доклада нет, я запросил текст у пресс-службы, но пока не получил ответа). Бумажная пресса должна потихоньку загнуться, а телевизор — стать негибким и устаревшим.

Эксперты фонда считают, что деловые и специализированные издания, у которых уже есть лояльная аудитория, постепенно будут вводить платный доступ к сайтам. Эту модель монетизации уже используют издания Financial Times, The Wall Street Journal, The Sun, The Daily Telegraph, а в России — газета «Ведомости». В США, по оценке ресурса paidContent, 12 из 20 газет с самой большой еженедельной аудиторией уже установили платный доступ к сайтам или готовы ввести его.

Но несмотря на популярность этой модели в США и Европе, в России она скорее всего не станет доминирующей, считают эксперты фонда. Многие массовые издания, по их мнению, перейдут на бесплатное распространение. А в структуре доходов печатных изданий, особенно бесплатных, все большую роль будет играть спонсируемый контент и это общемировая тенденция, утверждают эксперты фонда: в России будет происходить постепенная легализация такого явления, как заказные публикации («джинса»).

Постепенная легализация джинсы, впрочем, не будет происходить когда-то в будущем, а происходит прямо сейчас. Некоторые люди совершенно этого не стесняются. Вот развернутая цитата из интервью бывшего главреда сайта URA.ru Аксаны Пановой о его, сайта, информационной политике:

— Цитата. Леонид Волков, оппозиционер: «СМИ Пановой было верным агитлистком губернатора Мишарина (экс-губернатора Свердловской области. — Е. М.), пока сидела на контракте с резиденцией. Потом контракт закончился, губернатор Мишарин вдруг перестал быть эффективным менеджером. В период… примерно до июля 2012 года все «Ура.ру» провело с языком в заднице у сначала полпреда, а потом губернатора Куйвашева. В августе тональность текстов о Куйвашеве полярно меняется». Что на это скажешь?

— А как вы себе представляете, за счет чего живут региональные СМИ? У нас нет никаких дотаций, мы не являемся «Российской газетой», мы должны деньги находить сами. Для того чтобы существовать, платить налоги, нужно собирать рекламу. Но у меня интернет-СМИ. Реклама в Рунете не работает. Баннерная реклама приносит нам порядка 30% доходов. И поэтому это не может стать основным источником доходов. Мы просматривали варианты платной подписки. Но при сегодняшнем распространении, проникновении интернета это бред. Я закрою ленту, а у других она открыта. Смысл какой? Мне никто платить не будет, я на этом не заработаю. Да, это чудовищно, но это существует. Существуют «договоры информационного обслуживания», они существуют у всех — так называемые «договоры» с органами власти, с какими-то предприятиями, еще с кем-то. Они негласно существуют во всех редакциях. Я, может быть, открою тебе какую-то безумную тайну, но это есть и в федеральных СМИ. Есть или какой-то один инвестор, как, например, Лебедев в «Новой», или если одного нету, то есть десятки договоров с разными-разными инвесторами, из которых складывается бюджет. Никак по-другому СМИ существовать не может.

— Что значит «договор информационного обслуживания»?

— «Договор информационного обслуживания» — это договор, по которому ты обещаешь клиенту, что что-то не будешь делать, а что-то будешь для него делать. Например, мне неинтересно открытие какой-нибудь домны на Магнитке, и я бы это не поставила. Но у меня есть договор, и я эту информашку сделаю. Но ты ее совершенно точно увидишь, что эта информашка коммерческая, потому что она будет выделяться из ленты.

— А как она будет выделяться?

— Контент не тот…

— То есть написано не будет, что это «на правах рекламы»?

— Зачастую не пишется нигде.

— На вопрос издания «Очевидец Медиа» в декабре 2010 года о доле проплаченных материалов на «Ура.ру» ты ответила: «По-разному, обычно в течение дня 20–30% заказные. Мы делаем все возможное, чтобы читатель понял, что это заказуха. Да это же видно, я пытаюсь семафорить между строк».

— Да, конечно, это видно, абсолютно точно видно. Ну, с какой стати в ленте стоит информашка про какую-нибудь домну?!

— А тебе не стыдно, что ты вставляешь материал про эту домну или про что-то подобное?

— Хорошо, а как мне жить? Закрыть СМИ? Чтобы мне опубликовать то, что я хочу опубликовать, мне нужно опубликовать про эту домну, иначе я не смогу написать, как воруются деньги, например, на строительстве Центрального стадиона в Екатеринбурге, не смогу написать правду про полпреда Холманских, еще про кого-то. Я не смогу это сделать. Как мне жить? Я тогда закроюсь вообще. Денег не будет, СМИ не будет совсем. Какой выход из этой ситуации? Давай, предложи мне.

На сайты-сливочные, которые существуют только за счет размещалова текстов за мелкий прайс, мы показывать пальцем не будем, но об их существовании тоже вспомним. Добро пожаловать в давно наступивший дивный новый мир.