А почему вы спрашиваете, или чему Навальный научился у Путина

Окт 1, 2013

111205_navalny Навальный в воскресном «Вельте» — серийные ответы невпопад. Я люблю публикации наших политических звезд в западных газетах. Например, когда Немцов пишет колонку в американскую газету, он внезапно выглядит сдержанным разумным человеком, а не той неспокойной истеричкой, которой выглядывает из наших СМИ. А бывает и наоборот.

Навальный дал интервью воскресному еженедельнику «Welt am Sonntag». Я позволил себе перевести для вас несколько фрагментов. Интервью любопытное, в том смысле, что наш мальчик, конечно, совсем бесстыжий: чем хуже будет репутация России в глазах мирового сообщества, тем лучше будет выглядеть его борьба.

С другой стороны, он это не сам придумал, а научился у Немцова с Каспаровым. По их поводу кто-то из республиканцев года четыре назад даже сказал, что российская оппозиция не понимает, где проходит грань между оппозиционным поведением и поведением антипатриотическим. Так что это добрая традиция.

Ну и ответы на вопросы великолепные. Все мы жалуемся, что Путин отвечает не на тот вопрос, что задан. Таки у него есть ученики.

— Каковы конкретно ваши предложения по реформам?

— Власти ругают нас, что мы якобы только критикуем, но не вносим никакого вклада. Это неправда. Наши юристы пишут предложения по законодательству, они выполняют работу министерств. Но правительство не интересуется нашими предложениями.

То есть, буквально: «Конкретные предложения? Мы пишем! Какие — не скажу. Правительство плохое».

Или вот еще вообще отличное:

— Вы надеетесь на давление со стороны Европы. Вас слышат?

— Я был совершенно потрясен тем, как Путин использует Европу как часть своей коррумпированной системы. Смотрите: российские чиновники воруют деньги в России, но отмывают их в Европе и используют для этого европейские банковские системы. У нас есть все доказательства, что речь не идет об инвестициях. Эти люди нарушают европейский закон. Европа это всё игнорирует.

Типа: «Европа? Мне есть, что сказать про Европу!»

— У вас есть свидетельства, что и вокруг Олимпиады в Сочи речь идет о подкупе и откатах?

— Поместите стоимость Олимпийских игр в систему координат и проведите линию. Российские зимние игры во много раз дороже, чем самые дорогие летние. Раздача строительных подрядов так и приглашает к коррупции.

Опять нет ответа на вопрос. Зато есть прямая неправда — не «во много раз», а «на несколько процентов».

И апофеоз релевантности:

— Почему система держится так долго?

— Каждый в России и за ее пределами знает, что российская чиновничья верхушка коррумпирована. Они живут во дворцах, их женам нужен отдельный шкаф только для шуб. Нет попросту никакого ущерба для коррупционеров.

Если бы это было русское издание, я бы решил, что недобросовестный корреспондент просто поправил вопросы постфактум, вот и получилась какая-то ерунда. Но в странах с долгой историей СМИ и с работающим журналистским integrity (нет, я не знаю, как это перевести) за такие фокусы вылетают из профессии. Приходится верить, что именно такие ответы именно на эти вопросы и были даны. И ждать, что в следующем интервью Навальный назовет Путина «этот господин».

Это я не в том смысле, что мои друзья, которые голосовали за Навального или агитировали за него, поступили неправильно. Напротив, я бы и сам голосовал за него же, если бы моя временная регистрация это позволяла. И уж тем более не в том смысле, что хорошо будет, если 7 октября Навальный отправится в тюрьму. Нет. Но сияющую бронзу неплохо бы иногда колупать пальцем.

UPD: English translation by danvolodar.ru is here.

Еще по теме:
Эткинд — Навальному: русский вопрос в Российской империи
Обмен голосов на должности: жаль, что Навальный никогда на это не согласится
Партизан Мавроди и паровоз Навальный: мошенник утилизирует удачный агитационный формат

  • Leo Sobolev

    Нет, конечно, пациэнта препарировали весьма аккуратно и наглядно.

    Но где же интегрити самого автора? Ок, чтобы не обижать человека напрасно — где его логика?

    «Это я не в том смысле, что мои друзья, которые голосовали за Навального или агитировали за него, поступили неправильно».

    Тушкой ли, чучелком, лишь бы против кровавого режима?

    • adworse

      Я говорю о том, что Навальный тупо талдычит своё, о чем бы его ни
      спрашивали. Это, конечно, большой грех — но не вижу, почему за такой грех надо отказывать человеку в голосе.

      • Leo Sobolev

        Вообще-то, это не грех, это некомпетентность (оценочное суждение).
        Соответственно, получение голоса от избирателя — не право, а привилегия.

        • adworse

          Или упертость. Или упорство. Много вариантов.

          • Leo Sobolev

            Возможно. Но что это за популярный политик такой, который не имеет домашних заготовок на очевиднейшие вопросы? Оппозиционная политика в таком ключе — чистейшее бодание с дубом. Напрашивается вывод: либо власть для него не есть цель. Либо он — см. выше.

          • adworse

            Может быть, он считал более важным сообщить эти тезисы? Ну то есть мне не кажется, что он идиот. Скорее долбит в одну точку. Хотя как бывшему журналисту мне такое поведение неприятно: ужасно бесит, когда так общаются с интервьюером.

          • Leo Sobolev

            Ну не идиот, видимо. Только очевидно, что из трёх декларируемых им последовательных целей — свергнуть власть ЖиВ, устроить справедливые и честные выборы, попасть во власть самому — он работает только на первую. И для этого любая минутка в эфире, любое лыко в строку; а его собственный имидж как политика ему нигде не тарахтел. За неактуальностью. Он не строитель, он demolition man.

            А кто там его бенефициар — пусть уже программа Время вместе с НТВ разбирается.

          • mdv92

            Как раз домашние заготовки и воспринимаются как «талдычит свое».

  • mdv92

    Готова поспорить по всем пунктам!
    Немцов уже давно — лет 5 точно (до этого не следила) — выглядит разумным, даже мудрым, и масса прекрасных эпитетов — политиком.
    Предложения по реформе есть! Но это не то, что можно произнести одним словом. Это комплекс мер, программа.

    • adworse

      Поспорьте по пункту «О чем бы его ни спрашивали, Навальный как заведенный говорит о своём».

      • mdv92

        Во-первых — это абсолютно правильный прием для политика. Я вот, например, так не умею, стараюсь отвечать на вопрос точно, в итоге всю беседу отбиваюсь, погружаюсь всё глубже и глубже в детали. Надо уметь брать инициативу и пользоваться возможностью рассказать о том, что на самом деле важно. Во-вторых — как раз Навальный отвечает очень близко к теме, особенно, если тема ему близка и вопрос сформулирован четко.

        • adworse

          То есть отличий между интервью и митингом Навальный не видит. Стало быть, интервью его можно писать из старых заготовок: все равно он не будет отвечать на новые вопросы по-новому.

          • mdv92

            Откуда такой вывод? Речь на митинге и в интервью — отличаются сильно по стилю, хотя и близки по смыслу — это признак твердости политической линии.

      • mdv92

        Вот, например, вопрос «— У вас есть свидетельства, что и вокруг Олимпиады в Сочи речь идет о подкупе и откатах?» — нарочно или случайно сформулирован довольно хитро. Если нет дела, направленного в суд, то «да, есть свидетельства» — это клевета. В любом случае, если это еще не было Навальным опубликовано — об этом говорить преждевременно. Если он скажет «нет» — журналисты радостно разнесут «Навальный считает, что Олимпиада чистая». Он ответил единственно правильным образом.

        • Leo Sobolev

          То есть отвечать так, чтобы не отвечать за свои слова — для вас единственно правильно?
          Неистово аплодирую.

          • mdv92

            Как раз наоборот! Политик должен отвечать, поэтому ответы все выверены, ничего лишнего.

  • Сергей Матвеев

    Ну какой-нибудь Зюганов всю жизнь так отвечает и ничего, поддержка в стране поболе, чем у Навального. Просто эти вот ответы не для вас, а для тех, кто _уже_ за него.

  • Сергей Матвеев

    Навеяло, кстати:

    Гильденстерн. Я думаю, можно сказать, что мы кой-чего достигли.
    Розенкранц. Ты так думаешь?
    Гильденстерн. Я думаю, так можно сказать.
    Розенкранц. Я думаю, можно сказать, что он нас одурачил.
    Гильденстерн. Не следовало так напрягаться.
    Розенкранц. «Вопрос и ответ. Старый добрый способ». Вертел нами как
    хотел.
    Гильденстерн. Раз или два он нас, возможно, поймал, но я думаю,
    прогресс есть.
    Розенкранц (просто). Он нас уделал.
    Гильденстерн. С небольшим перевесом.
    Розенкранц (со злостью). Двадцать семь — три, и ты считаешь, с
    небольшим перевесом?! Он нас уделал. Начисто.
    Гильденстерн. Да? А наши увертки!
    Розенкранц. О, великолепно, великолепно! «За вами посылали?» — говорит.
    «Вообще-то посылали, милорд, но…» — я не знал, куда деваться.
    Гильденстерн. Он задал целых шесть риторических.
    Розенкранц. О да, прекрасная игра. В течение десяти минут он выпулил
    двадцать семь вопросов и ответил на три. Я все ждал, когда же ты припрешь
    его к стенке. «Когда же он начнет его припирать?» — спрашивал я себя.
    Гильденстерн. И два повтора.
    Розенкранц. И ни одного стоящего вопроса у нас.
    Гильденстерн. Но мы все же установили симптомы, не так ли?
    Розенкранц. Половина сказанного им означала что-то другое, а другая
    половина вовсе ничего не означала.
    Гильденстерн. Мучительное честолюбие — комплекс уязвленности, вот мой
    диагноз.
    Розенкранц. Шесть риторических, два повтора, остается девятнадцать, из
    которых мы ответили на пятнадцать. А что получили взамен? Что он подавлен!
    Что Дания — тюрьма и он предпочел бы жить в ореховой скорлупе. Честолюбие и
    нежелание мириться с фактами. А единственный прямой вопрос, который мог
    привести к чему-нибудь стоящему, привел всего лишь к этому ослепительному
    откровению, что он может отличить сокола от цапли.
    (c) Том Стоппард. Розенкранц и Гильденстерн мертвы

  • Pingback: Navalny’s Interview in Welt am Sonntag – Russia from the inside